Танец сущности
8 января 2018
Тема своего танца носит для меня во многом метафизический характер. Меня интересует не только и не столько «свой танец» в социальном смысле (то есть отличный от всех остальных), сколько «свой танец» в смысле духовном — соответствующий сущности человека.

Я исхожу из того, что где-то внутри нас есть нечто, что является подлинными нами и что можно назвать сущностью. Попадая в этот мир, в ходе становления людьми, мы формируем поверх сущности личность, и она может как соответствовать сущности, так и противоречить ей. В первом случае те или иные стороны личности можно назвать истинными, во втором — ложными.

Как правило, ложных черт в нас гораздо больше и связь с сущностью сильно затруднена. Ложные части могут формироваться на всех трех уровнях человека — телесном, эмоциональном и интеллектуальном: мы обрастаем ложными движениями, ложными чувствами и ложными мыслями, когда присваиваем себе, «надеваем на себя» то, что идет не изнутри нас, а является чужим. Так сложилось, что для меня самый короткий путь к сущности проходит через ворота тела: тело никогда не врет, нужно лишь научиться его слышать.

Удивительным образом танец — свободный спонтанный танец, каким является в том числе и танго, — оказывается для нас способом проявить собственную сущность. «Bailamos como somos», — говорят аргентинцы: «Танцуем как мы есть». Это совершенно не интеллектуальное действие — невозможно придумать собственную сущность и пытаться ей соответствовать. Сущность — спонтанна и непредсказуема. Мы можем лишь расчистить пути для нее, чтобы она сама вела нас в танце — освободиться от всего ложного и научиться доверять всему подлинному в нас: подлинным движениям, подлинным чувствам, подлинным желаниям. Помощником на этом пути является наше собственное тело и тела тех людей, с которыми мы танцуем.

Волшебный дар тела состоит в том, что оно не умеет врать. Врет личность, и она всячески старается принудить тело к тем проявлениям, которые соответствуют её, личности, представлениям о себе, её образу себя. Тело подчиняется, но одновременно с этим проявляет и все остальные энергии, которые присутствуют в нас в этот момент. Если мы хотя бы чуть-чуть злимся, то тело хотя быть чуть-чуть тоже злится. Если мы влюблены, тело проявляет эту влюбленность. Если нам нравится музыка, то тело двигается под нее с удовольствием. Если нам нравится (или не нравится) тот человек, с которым мы танцуем, то это чувство всегда есть в нашем теле. Нужно лишь научиться входить с ним в контакт.

Ключом к энергиям, которые проходят сквозь наше тело, и тело того человека, с которым мы танцуем, является наше внимание. Необходимую нам работу внимания я называю присутствием — способностью направить наше внимание на то, что есть, вкупе с внутренним усилием дать этому быть. Станцевать то, что есть здесь и сейчас на самом деле, а не то, что мы должны были бы танцевать, исходя из представлений личности. Это очень непросто, но в этом — путь к свободе, к свободному танцу. И в конечном счете — к самому себе и своей сущности.

Грубым помолом есть три источника энергий, которые активизируются в момент парного танца и делают нас живыми. Первый источник — это музыка и то, как мы реагируем на неё: какие чувства мы испытываем и какие движения рождаются в нашем теле под эту музыку. Если научиться распознавать это, то с помощью управления вниманием мы можем вложить музыку в наше тело так, чтобы она сама создавала наш танец.

Второй источник — багаж нашего опыта, который мы принесли с собой в танец. Это может быть опыт всей жизни: если, например, моя жизнь сложилась таким образом, что я боюсь женщин, то этот опыт будет неизбежно влиять на все мои танцы с женщинами, проявляясь в моем теле. Или это может быть опыт сегодняшнего дня или даже текущего момента: у меня может болеть нога, я могу быть уставшим, или, наоборот, у меня был очень хороший день, или мне только что сказали что-то приятное. Что угодно, что прямо сейчас активирует те или иные чувства и ощущения. Всё это всегда влияет на танец, и всё это мы должны научиться осознавать и делать содержанием танца.

Третий источник — это наши отношения с тем человеком, с которым мы танцуем. Что мы чувствуем к этому человеку в этот самый момент? Каковы его чувства ко нам? В каких отношениях мы находимся? В какую общечеловеческую игру мы вместе играем прямо сейчас? Другой человек — это огромный источник энергии для нас самих, ради контакта с другим мы и приходим танцевать парные танцы. Впустить наши отношения в танец, сделать танец пространством их выражения — и означает танцевать друг с другом.

Танец — прекрасный и удивительный дар богов. Это место и время, когда наша личность может ненадолго отступить на второй план и дать танцевать тому в нас, чем мы является на самом деле — здесь и сейчас. Работа над позволением себе проявляться в танце такими, какие мы есть, и при этом соотносить эти проявления с проявлениями нашего партнера по танцу — и есть работа над поиском своего собственного танго.

Именно поэтому меня так привлекла в то время, когда я только начинал танцевать, картина Михаила Хохлачева «Закатное танго». В ней мне виделось (и до сих пор видится) указание на то, каким может быть наше собственное, подлинное танго — танцем волшебных существ Вселенной.
В поисках Архентины
Для того, чтобы разные люди могли танцевать друг с другом, я основал школу парных аргентинских танцев «В поисках Архентины». В школе регулярно проходят курсы по танго и другим аргентинским танцам, тематические семинары и вечера танцев в арт-кафе «Море внутри». Все подробности смотрите на странице школы:
Made on
Tilda