День всех влюбленных
14 февраля 2017
Раз уж мы устраиваем танцы в День всех влюбленных, неплохо было бы разобраться, что это за праздник такой, и что такого мы могли бы сегодня отпраздновать, что было бы не только словами на афише, но и на самом деле питало бы нашу душу и согревало сердце.

Крупным помолом можно сказать, что за праздником 14 февраля стоят три разных силы трех разных культур — дохристианская римская, романтическая средневековая и современная коммерческая. Посмотрим на них чуть внимательнее.

Мне кажется, что луперкалии Древнего Рима — праздник женского плодородия с приношением в жертву животных, раздеванием догола и добровольным бичеванием женщин — никак не связан с нашей сегодняшней жизнью. Наверняка он играл очень важную роль в жизни тогдашнего римского общества, но нам он совершенно не близок.

Всерьез относиться к современному коммерциализированному «Дню святого Валентина» с индустрией подарков, псевдо-романтических признаний в любви, валентинок, шампанского и прочей подобной шелухи тоже довольно сложно. Я прекрасно отдаю себе отчет, что во многом благодаря этой силе мы и собираемся сегодня в кафе «Море внутри», но полезно при этом помнить, что всё это — не более, чем упаковка, обертка для чего-то более сущностного.

Та часть этого праздника, на которую наша душа способна откликнуться, связана с традицией празднования дня св. Валентина как «дня влюблённых», закрепившейся под влиянием английской и французской литературы примерно с конца XIV века. Впервые романтическое отношение к дню св. Валентина появляется в «Птичьем парламенте» Джефри Чосера (поэме, написанной к помолвке Ричарда II c Анной Чешской): «For this was on Saint Valentine's Day, when every bird cometh there to choose his mate».

Именно из средневекового романтического периода рождается традиция, описанная в словаре Брокгауза и Ефрона:

Накануне дня, посвящённого св. Валентину, собирались молодые люди и клали в урну соответственное их числу количество билетиков, с обозначенными на них именами молодых девушек; потом каждый вынимал один такой билетик. Девушка, имя которой доставалось таким образом молодому человеку, становилась на предстоящий год его „Валентиной", также как и он её „Валентином", что влекло за собой между молодыми людьми на целый год отношения вроде тех, какие, по описаниям средневековых романов, существовали между рыцарем и его „дамой сердца“.
Красиво вообще-то. Сегодня мы всё меньше оказываемся способны на поддержание традиций, подобных этой.

Мне кажется, что если бы мы и могли что-то праздновать в этот странный праздник, так это само благоговение к чувству влюбленности — к любви, которая настигает нас непредсказуемо и неконтролируемо для нас самих и является для нас связью с высшими силами и высшими состояниями сознания. Как пел Высоцкий:
Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мёртвых воскрешал,
Потому что если не любил —
Значит и не жил, и не дышал!
Сегодня, когда я смотрю внутрь себя, мне хочется назвать этот день праздником предчувствия весны — как в природе, так и в собственном сердце, готовящемся проснуться к новой жизни и новому чувству.
Еще о танго как танце любви:
Made on
Tilda