Об обучении и внутреннем свете
11 августа 2016
Маша Екимова прислала мне главу про духовное наставничество из книги Антония Сурожского «Быть христианином», имея в виду, что мне полезно было бы взять настроение этого текста в то, как я веду занятия.

Антоний Сурожский просто и понятно пишет о том, что никакой человек не имеет права навязывать другому, каким именно ему быть. Что в каждом есть образ Божий, и задача любого, кто претендует на роль учителя или наставника — помогать раскрываться тому прекрасному, что есть внутри человека, помогать свершаться работе Духа Святого внутри человека.
Духовный отец — так же, собственно, как любой добросовестный приходской священник — должен быть в состоянии (и это порой дается ценой усилия, вдумчивостью, благоговейным отношением к тому, кто к нему приходит) видеть в человеке ту красоту образа Божия, которая никогда не отнимается; если даже человек поврежден грехом, духовник должен видеть в нем икону, которая пострадала от условий жизни, или от человеческой небрежности, или от кощунства; видеть в нем икону и благоговеть перед тем, что осталось от этой иконы, и ради этой божественной красоты, которая в нем есть, работать над тем, чтобы устранить все, что уродует этот образ Божий. Отец Евграф Ковалевский, будучи еще мирянином, как-то мне сказал: когда Бог смотрит на человека, Он не видит в нем ни добродетелей, которых может и не быть, ни успехов, которых он не имеет, но Он видит незыблемую, сияющую красоту Собственного Образа… И вот, если духовник не способен видеть в человеке эту извечную красоту, видеть в нем уже начинающееся свершение его призвания стать по образу Христа богочеловеком, то он не может его вести, потому что человека не строят, не делают, а ему помогают вырасти в меру собственного его призвания.
— Антоний Сурожский. Быть христианином
Мне показалось это очень важным напоминанием самому себе о своей работе. Я, конечно, ни в коем случае не претендую на какое бы то ни было наставничество, я лишь иногда в меру сил помогаю людям находить части собственного танца, помогаю собирать свой способ танцевать. И когда я (бывает) забываю об этом, то получается плохо.

Мой учитель Эрнесто Кармона часто говорил, что не очень любит испанское слово «ученик» — alumno, потому что оно указывает на кого-то, в ком еще нет света (свет по-испански — luz), и в ком этот свет нужно зажечь. Эрнесто говорил, что свет есть в каждом из нас, и задача любого, кто учит — видеть этот свет и помогать ему набирать силу и яркость. Вот и Антоний Сурожский пишет о том же:
В житиях святых можно увидеть, как большие старцы это умели делать, как они умели быть собой, но прозреть в другом человеке его исключительное, неповторимое свойство, и дать этому человеку, и другому, и третьему возможность быть тоже самими собой, а не репликами этого старца или, еще хуже, его трафаретным повторением.
— Антоний Сурожский. Быть христианином
В этом состоит основная причина того, почему я стараюсь никогда не показывать никаких движений и фигур и вообще не учу танцевать по образцу — своему или чьему бы то ни было еще. Если в каждом человек есть свой собственный свет — он и должен вести наш танец, и над его пробуждением и необходимо работать. Танец каждого человека живет в его душе, нужно лишь найти дорогу к нему.

И мне вспомнился еще соответствующий этой же теме пассаж из Кастанеды, где дон Хуан учит Карлоса охотиться на личную силу и объясняет ему ее устройство:
— Говорить, что сила чья-то — не совсем точно. Сила не может принадлежать никому. Она никогда не бывает ни моей, ни твоей, ни чьей бы то ни было еще. Некоторые из нас умеют собирать ее и накапливать и могут различными способами передавать другим. Видишь ли, ключевой момент в использовании накопленной силы заключается в том, что ее можно применять только для помощи кому-то другому в накоплении силы.

Я спросил, означает ли это, что его сила ограничена только помощью другим. Дон Хуан терпеливо объяснил, что сам для себя он может пользоваться своей личной силой как ему заблагорассудится, в любых делах, в любом направлении. Но когда дело доходит до прямой передачи силы другому человеку, положение изменяется. Переданная сила бесполезна, если человек, ее получивший, применяет ее для чего бы то ни было, кроме одного — поиска собственной личной силы. Чужая личная сила может быть использована только в поиске своей.

Я пишу этот пост ради очередного напоминания самому себе, что моя работа заключается в том, чтобы помогать другим в поиске их личной силы, их собственного внутреннего света. Хорошо бы научиться помнить об этом как можно чаще. Маша, спасибо тебе.
В поисках Архентины
Для того, чтобы разные люди могли танцевать друг с другом, я основал школу парных аргентинских танцев «В поисках Архентины». В школе регулярно проходят курсы по танго и другим аргентинским танцам, тематические семинары и вечера танцев в арт-кафе «Море внутри». Все подробности смотрите на странице школы:
Made on
Tilda